сайт, посвященный творчеству писателя

Программы автоматизации бухгалтерского учета тут

buhsoft.ru

Диагностика автомобиля Селятино

avtofeld.ru

разработка электронных устройств на заказ требует опыта! У них он есть!

elmank.com

В день лицеиста проводился конкурс стихов, посвященных А.С Пушкину

15.12.2015
19 октября во Всероссийском музее А.С. Пушкина (историческом, известном многим музее-лицее) были награждены несколько детей, победившие в конкурсе «Письмо в стихах». Конкурс был придуман такими организациями как Российская государственная детская библиотека и всероссийская государственная библиотека иностранной литературы, поддержка которым оказана агентством по печати и массовым коммуникациям.

В Биробиджане прошла II Межрегиональная конференция «Библиотеки регионов дальнего Востока»

11.12.2015
13-14 октября в одном из главных культурных центров Биробиджана, в Универсальной научной библиотеке Шолом-Алейхема, прошла конференция, посвященная языкам Дальневосточного региона. Мероприятие было приурочено к культовому Году литературы и юбилейному 20-летию библиотечной ассоциации РФ.

В Москве открывается экспозиция старинных пишущих машинок

09.12.2015
С декабря и до февраля 2016 года в столице России будет действовать выставка пишущих машинок. Можно будет увидеть самый первый писательский агрегат и тот, которым пользовались в конце 20 века. Известные пишущие машинки, на которых работали Лев Толстой, Солженицын, Пастернак, Бродский, Зощенко украсят галерею, ее создатели обещают осветить исторический экспонат со всех его сторон.
Эрих Мария Ремарк

Книги → Черный обелиск → XV

Герда отдает мне пустой стакан.

– Как ты думаешь, получит Рене свою шубку? – задумчиво спрашивает она.

– Отчего же нет? Вилли ведь теперь биллионер.

– Надо было спросить, какую именно ей хочется. Вероятно, ондатровую или бобровую.

– А может быть, лисью, – равнодушно отвечаю я, – или леопардовую.

– Леопардовая для зимы слишком тонка, котик старит. А серебристая лиса толстит. Конечно, мечта – это норка.

– Вот как?

– Да. И потом, норка – на всю жизнь. Но стоит безумно дорого. Невероятно дорого.

Я ставлю свою бутылку на пол. Разговор принимает несколько тягостный оборот.

– Все это для меня недоступно. Я даже не могу купить воротник из кролика.

– Ты? – удивленно замечает Герда. – Кто же говорит о тебе?

– Я сам. Каждый хоть сколько-нибудь чуткий мужчина в нашей ситуации должен отнести такой разговор и к себе. А в такое время, как сейчас, я довольно чуток к требованиям жизни.

Герда смеется:

– В самом деле, малыш? Но я действительно имела в виду не тебя.

– А кого же?

– Эдуарда. Кого же еще?

Я поднимаюсь.

– Ты думаешь о том, как бы заставить Эдуарда подарить тебе меховую шубку?

– Ну, конечно, глупыш. Только бы мне удалось довести его до этого! Но, может быть, если Рене получит… Мужчины – они ведь знаешь какие…

– И ты мне это рассказываешь сейчас, когда мы еще вместе лежим в постели!

– Почему бы и нет? Мне в такие минуты приходят особенно удачные мысли.

Я молчу. Я растерялся. Герда повертывает ко мне голову.

– Ты что, обиделся?

– Я по меньшей мере смущен.

– Почему? Ты должен был бы обидеться, если бы я от тебя потребовала шубку!

– А мне прикажешь гордиться, что ты хочешь ее получить от Эдуарда?

– Конечно! Это же показывает, что ты не ухажер.

– Я в данном случае не понимаю этого выражения. Что такое, по-твоему, ухажер?

– Ну, человек с деньгами, который может помочь. Например, Эдуард.

– А Вилли тоже ухажер?

Герда смеется:

– Отчасти. Для Рене.

Я молчу и чувствую себя довольно глупо.

– Разве я не права? – спрашивает Герда.

– Права? При чем тут правота?

Герда снова смеется.

– Боюсь, что у тебя действительно есть заскоки. Какое ты еще дитя.

– В этих вопросах я очень хотел бы им остаться. Иначе…

– Иначе? – повторяет Герда.

– Иначе… – я размышляю. Мне не совсем ясна моя мысль, но я пытаюсь все же выразить ее. – Иначе я бы казался себе чуть не сутенером.

Герда смеется очень звонко:

– Ну, тут тебе еще многого недостает, малыш!

– Надеюсь, что так и останется.

Герда повертывается ко мне лицом. Запотевший стакан с пивом стоит у нее на груди. Она придерживает его рукой и наслаждается тем, как он холодит тело.

– Бедный мой малыш, – говорит она, все еще смеясь, но с какой-то горькой, почти материнской жалостью. – Как часто тебя еще будут обманывать?

Черт, думаю я, куда делся покой и мир тропического острова? Мне вдруг кажется, что я голый, вокруг меня обезьяны и они забрасывают меня колючими кактусами. Кому приятно слышать, что его ждет судьба рогоносца?

– Это мы еще посмотрим!

– Ты думаешь, так просто быть сутенером?

– Не знаю. Но никакой особой чести в этом нет.

Герда смеется коротким шипящим смехом.

– Честь? – говорит она, прерывисто дыша. – Еще что? Мы же не в армии? Мы говорим о женщинах. А честь, бедный мой малыш, вещь очень скучная.

Она делает еще глоток пива. Я смотрю на ее стройную шею. Если она еще раз назовет меня бедным малышом, я, не говоря ни слова, вылью ей на голову мою бутылку пива и докажу, что тоже могу вести себя, как сутенер или, по крайней мере, так, как подобный тип должен, по моим представлениям, себя вести.

– Ну и разговорчик, – замечаю я. – Особенно сейчас.

Видимо, я обладаю скрытым юмором. Герда снова смеется.

– Разговор как разговор, – отвечает она. – Когда люди лежат рядом – все равно о чем говорить. Говоришь то, что приходит в голову. Или тут тоже есть свои правила, мой…

Я хватаю бутылку с пивом и жду, когда она договорит «бедный малыш», но Герда обладает шестым чувством – она делает глоток пива и смолкает.

← предыдущая следующая →

Страницы раздела: 1 2 3 4 5 6 7 8