сайт, посвященный творчеству писателя

В день лицеиста проводился конкурс стихов, посвященных А.С Пушкину

15.12.2015
19 октября во Всероссийском музее А.С. Пушкина (историческом, известном многим музее-лицее) были награждены несколько детей, победившие в конкурсе «Письмо в стихах». Конкурс был придуман такими организациями как Российская государственная детская библиотека и всероссийская государственная библиотека иностранной литературы, поддержка которым оказана агентством по печати и массовым коммуникациям.

В Биробиджане прошла II Межрегиональная конференция «Библиотеки регионов дальнего Востока»

11.12.2015
13-14 октября в одном из главных культурных центров Биробиджана, в Универсальной научной библиотеке Шолом-Алейхема, прошла конференция, посвященная языкам Дальневосточного региона. Мероприятие было приурочено к культовому Году литературы и юбилейному 20-летию библиотечной ассоциации РФ.

В Москве открывается экспозиция старинных пишущих машинок

09.12.2015
С декабря и до февраля 2016 года в столице России будет действовать выставка пишущих машинок. Можно будет увидеть самый первый писательский агрегат и тот, которым пользовались в конце 20 века. Известные пишущие машинки, на которых работали Лев Толстой, Солженицын, Пастернак, Бродский, Зощенко украсят галерею, ее создатели обещают осветить исторический экспонат со всех его сторон.
Эрих Мария Ремарк

Книги → Черный обелиск → XVIII

– Вы думаете, вам разрешат хоронить их одновременно? А ведь если у вас будет общий гроб – придется. Но тогда должны присутствовать и два священника, католик и евангелист! А они ни за что не пойдут на это. Они сильнее ревнуют Господа Бога, чем мы – наших жен.

– Но вас, Вильке, все это совершенно не касается, – говорю я и под столом даю ему пинок.

– А близнецы? – восклицает Вильке, не обращая на меня внимания. – Ведь католика похоронят тогда по евангелическому обряду, а евангелиста – по католическому! Вы представляете себе, какая путаница? Нет, с двойным гробом ничего не выйдет! Два отдельных гроба – вот как придется сделать. Тогда каждая религия получит своего. А священники могут повернуться друг к другу спиной и их отпевать.

Еильке, видимо, считает, что одна религия – яд для другой.

– Вы уже говорили со священниками? – осведомляюсь я.

– Говорить будет муж, – отвечает женщина.

– Меня очень интересует, как же в таком случае…

– Вы беретесь сделать двойной гроб? – прерывает его женщина.

– Сделать-то можно, но я вам скажу…

– Сколько это будет стоить? – спрашивает она.

Вильке чешет затылок.

– Когда он вам нужен?

– Чем скорей, тем лучше.

– Тогда мне придется всю ночь работать. Сверхурочно. Его нужно сделать заново, таких нет.

– Сколько это будет стоить? – снова спрашивает его женщина.

– Я вам скажу, когда сдавать буду. Сделаю дешево, ради науки. Я только не смогу взять его обратно, если вам не разрешат.

– Разрешат.

Вильке с удивлением смотрит на женщину:

– А вы откуда знаете?

– Если священники не согласятся – похороним без священников, – сурово заявляет женщина. – Они всегда были вместе, пусть вместе и останутся.

Вильке кивает.

– Значит, сговорились. Я вам доставлю гроб, но предупреждаю обратно не возьму.

Женщина вытаскивает из сумки кожаный кошелек на молнии.

– Хотите получить аванс?

– Да уж так полагается. На материал. Женщина смотрит на Вильке.

– Миллион, – заявляет тот, слегка смущенный.

Женщина дает ему деньги. Бумажки мелко сложены.

– Запишете адрес? – говорит она.

– Я пойду с вами, – отвечает Вильке. – Сниму мерку. Вы получите хороший гроб. Женщина кивает и смотрит на меня.

– А памятник? Когда вы его доставите?

– Когда хотите. В общем памятник ставят обычно через несколько месяцев после похорон.

– А мы не могли бы получить его теперь же?

– Конечно. Но лучше подождать. Через некоторое время земля на могиле осядет. И лучше уже тогда ставить памятник, иначе его придется укреплять еще раз.

– Ах так, – отвечает женщина. На миг кажется, что ее зрачки дрожат.

– Нам хотелось бы все же получить памятник сейчас. Разве нельзя… разве нельзя установить его так, чтобы он потом не оседал?

– Тогда нужно подводить специальный фундамент. Для памятника. Еще до погребения. Хотите?

Женщина кивает.

– На памятнике должны быть их имена, – говорит женщина. – Не будут же они лежать просто так. Лучше, если вы теперь же напишете их имена.

Она дает мне номер места на кладбище.

– Я хотела бы тоже уплатить вперед, – говорит она. – Сколько это стоит?

Она снова открывает кожаный кошелек. Смущенно, как и Вильке, называю я цену.

– Ведь теперь все считают на миллионы и миллиарды, – добавляю я.

Странно, что иной раз по тому, как люди складывают банкноты, можно судить о том, честные они и порядочные или нет. Женщина развертывает одну бумажку за другой и кладет на стол, рядом с образцами гранита.

– Мы отложили эти деньги им на школу, – говорит она. – Но к тому времени, конечно, их уже не хватило бы, а теперь хватит хоть на памятник…

– Исключено! – восклицает Ризенфельд. – Вы вообще имеете представление о том, сколько стоит черный шведский гранит? Его привозят из Швеции, молодой человек, и он не может быть оплачен векселями на немецкие марки. За него надо платить валютой! Шведскими кронами! У нас осталось всего несколько глыб! Для друзей. Последние! Это все равно что голубые бриллианты! Одну я вам дам – за вечер, проведенный с мадам Вацек, но две? Вы что, спятили? С таким же успехом я мог бы потребовать от Гинденбурга, чтобы он стал коммунистом.

← предыдущая следующая →

Страницы раздела: 1 2 3 4 5 6 7