сайт, посвященный творчеству писателя

Юрист екатеринбург

Если вы и с пятого раза не понимаете, что читаете, значит, это писал юрист

civilist.net

Постоянная регистрация в москве

Афиша постоянных и временных экспозиций

mvpravo.ru

Филиппинский персонал

Советы по выбору домработниц и другого домашнего персонала

filippinki.com

В день лицеиста проводился конкурс стихов, посвященных А.С Пушкину

15.12.2015
19 октября во Всероссийском музее А.С. Пушкина (историческом, известном многим музее-лицее) были награждены несколько детей, победившие в конкурсе «Письмо в стихах». Конкурс был придуман такими организациями как Российская государственная детская библиотека и всероссийская государственная библиотека иностранной литературы, поддержка которым оказана агентством по печати и массовым коммуникациям.

В Биробиджане прошла II Межрегиональная конференция «Библиотеки регионов дальнего Востока»

11.12.2015
13-14 октября в одном из главных культурных центров Биробиджана, в Универсальной научной библиотеке Шолом-Алейхема, прошла конференция, посвященная языкам Дальневосточного региона. Мероприятие было приурочено к культовому Году литературы и юбилейному 20-летию библиотечной ассоциации РФ.

В Москве открывается экспозиция старинных пишущих машинок

09.12.2015
С декабря и до февраля 2016 года в столице России будет действовать выставка пишущих машинок. Можно будет увидеть самый первый писательский агрегат и тот, которым пользовались в конце 20 века. Известные пишущие машинки, на которых работали Лев Толстой, Солженицын, Пастернак, Бродский, Зощенко украсят галерею, ее создатели обещают осветить исторический экспонат со всех его сторон.
Эрих Мария Ремарк

Книги → Черный обелиск → XVIII

– Что за мысль?

– Вот видите! Так примите от меня эту редкость и не пытайтесь вытянуть из меня больше, чем ваш шеф. Так как вы одновременно и посыльный, и директор конторы, то не ваше дело заботиться об авансе.

– Это-то, конечно, нет. Я действую из чистой любви к граниту. Притом

– платонической. Я даже не намерен его продавать сам.

– Нет? – спрашивает Ризенфельд и наливает себе рюмку водки.

– Нет, – отвечаю я. – Дело в том, что я решил переменить профессию.

– Опять? – Ризенфельд так передвигает свое кресло, чтобы ему было видно окно Лизы.

– На этот раз – да.

– Опять в школьные учителя?

– Нет. Я уже не настолько наивен и не настолько самоуверен. Не посоветуете ли вы мне что-нибудь? Вы ведь повсюду разъезжаете.

– Что именно? – спрашивает Ризенфельд без всякого интереса.

– Какое-нибудь занятие в большом городе, хотя бы курьером при какой-нибудь газете, мне все равно.

– Оставайтесь тут, – говорит Ризенфельд. – Тут вы на месте. Мне вас будет недоставать. Почему вы хотите уехать?

– Я не могу сказать вам точно. Если бы я мог, не было бы такой срочности. И я не всегда это чувствую, только время от времени. Но в эти минуты я уверен до черта, что так нужно.

– И сейчас вы уверены?

– Сейчас уверен.

– Боже мой! – восклицает Ризенфельд. – Вы еще не раз будете жалеть, что уехали отсюда.

– Безусловно. Поэтому я и хочу уехать. Вдруг Ризенфельд вздрагивает, точно схватился мокрыми лапами за электрический провод. Лиза включила в своей комнате свет и подошла к окну. Она, вероятно, не видит нас в полутемной конторе и спокойно снимает блузку. Под блузкой у нее ничего нет.

Ризенфельд громко сопит.

– Боже! Разрази меня! Какие груди! Ведь на них спокойно можно поставить пол-литровую кружку с пивом, и она не упадет!

– Тоже неплохая мысль! – замечаю я. Глаза Ризенфельда блестят.

– И фрау Вацек всегда показывается в таком виде?

– Она довольно беззаботна. Ведь ее никто не видит, кроме, нас, конечно.

– Слушайте! – говорит Ризенфельд. – И от такой возможности вы хотите отказаться? Вот уж действительно дуралей.

– Да, – соглашаюсь я и умолкаю, а Ризенфельд, словно индеец в Вюртембергском театре, крадется к окну, держа в одной руке стакан, в другой

– бутылку водки.

Лиза расчесывает волосы.

– Когда-то я мечтал стать скульптором, – говорит Ризенфельд, не спуская с нее глаз. – Для такой стоило бы! Черт его знает, чего только мы в жизни не упускаем!

– Вы хотели стать скульптором по граниту?

– При чем тут гранит?

– При работе с гранитом модели стареют скорее, чем бывают закончены художественные произведения, – говорю я. – Он такой твердый. При вашем темпераменте вы могли бы самое большее работать в глине. Иначе вы оставили бы после себя только незавершенные изваяния.

Ризенфельд стонет. Лиза сняла юбку, но тут же выключила свет и намерена уйти в другую комнату. Владелец гранитного завода еще некоторое время не отходит от окна, затем оборачивается.

– Вам-то легко! – рычит он. – Вас не терзает демон. Самое большее – ягненок.

– Мерси, – отвечаю я. – И у вас это тоже не демон, а козел. Что еще?

– Письмо, – заявляет Ризенфельд. – Вы не будете так добры передать от меня письмо?

– Кому?

– Фрау Вацек! Кому же еще?

Я молчу.

– А я подумаю о какой-нибудь должности для вас.

Но я храню верность Георгу, как нибелунг, хотя бы это стоило мне моей будущности.

– Я и без того о вас позаботился бы, – льстиво заявляет Ризенфельд.

– Знаю, – отзываюсь я. – Только зачем вам писать? Письмами ничего не достигнешь. Да и потом, вы же сегодня уезжаете. Отложите все это до своего возвращения.

Ризенфельд допивает стакан.

– Может быть, вам покажется смешным, но таких вещей не откладывают.

В эту минуту Лиза появляется на пороге своей двери. На ней обтягивающий фигуру черный костюм и туфли с такими высокими каблуками, каких я еще не видывал. Ризенфельд замечает ее в ту же минуту, что и я. Он хватает со стола свою шляпу и выбегает из комнаты с возгласом:

← предыдущая следующая →

Страницы раздела: 1 2 3 4 5 6 7