сайт, посвященный творчеству писателя

В день лицеиста проводился конкурс стихов, посвященных А.С Пушкину

15.12.2015
19 октября во Всероссийском музее А.С. Пушкина (историческом, известном многим музее-лицее) были награждены несколько детей, победившие в конкурсе «Письмо в стихах». Конкурс был придуман такими организациями как Российская государственная детская библиотека и всероссийская государственная библиотека иностранной литературы, поддержка которым оказана агентством по печати и массовым коммуникациям.

В Биробиджане прошла II Межрегиональная конференция «Библиотеки регионов дальнего Востока»

11.12.2015
13-14 октября в одном из главных культурных центров Биробиджана, в Универсальной научной библиотеке Шолом-Алейхема, прошла конференция, посвященная языкам Дальневосточного региона. Мероприятие было приурочено к культовому Году литературы и юбилейному 20-летию библиотечной ассоциации РФ.

В Москве открывается экспозиция старинных пишущих машинок

09.12.2015
С декабря и до февраля 2016 года в столице России будет действовать выставка пишущих машинок. Можно будет увидеть самый первый писательский агрегат и тот, которым пользовались в конце 20 века. Известные пишущие машинки, на которых работали Лев Толстой, Солженицын, Пастернак, Бродский, Зощенко украсят галерею, ее создатели обещают осветить исторический экспонат со всех его сторон.
Эрих Мария Ремарк

Книги → Искра жизни → VIII

— Моего покупателя ты сам видел минуту назад, — сказал Лебенталь. Это была ложь.

Но Бетке насторожился.

— Кто он? Повар? Лебенталь пожал плечами.

— Ведь должна быть причина, почему я сейчас здесь. Может, кто-то хочет купить подарок для кого-то и поэтому нуждается в деньгах. Там за лагерными воротами испытывают острую потребность в золоте. А еды у него для обмена достаточно.

— Мошенник ты! — крикнул разгневанный Бетке. — Отъявленный мошенник!

Лебенталь только один раз поднял тяжелые веки и снова опустил их.

— На то, чего нет в лагере, — продолжил он хладнокровно. — Например, на что-нибудь шелковое.

Бетке чуть не поперхнулся.

— Сколько? — прохрипел он.

— Семьдесят пять, — решительно проговорил Лебенталь. — Льготная цена. — Он хотел запросить тридцать.

Бетке посмотрел на него.

— Ты знаешь, стоит мне сказать одно слово и тебя отправят на виселицу.

— Разумеется. Если ты это докажешь. Ну и что тебе от этого? Ничего. Тебе нужна коронка. Поэтому давай говорить по-деловому.

Бетке на мгновение замолчал.

— Никаких денег, — проговорил он. — Еда. Лебенталь не возражал.

— Заяц, — сказал Бетке. — Мертвый заяц. Переехала машина. Ну как?

— Что за заяц? Собака или кошка?

— Заяц, говорю тебе. Я сам его переехал.

— Собака или кошка?

Они некоторое время пристально смотрели друг на друга. Лебенталь даже глазом не моргнул.

— Собака, — выдавил Бетке.

— Овчарка?

— Овчарка! Почему не слон? Среднего размера. Как терьер. Жирный.

Лебенталь никак не реагировал. Собачина. Редкая удача.

— Мы не можем ее сварить, — сказал он. — Даже содрать шкуру. У нас для этого ничего нет.

— Я могу поставить ее уже без шкуры. Бетке распалился. Он знал, что повар запросто мог заткнуть его за пояс по части доставания съестных припасов для Людвига. Поэтому во имя конкуренции ему приходилось добывать кое-что за пределами лагеря. Например, кальсоны из искусственного шелка. Это произвело бы впечатление, да и ему самому доставило бы удовольствие.

— Хорошо, я ее тебе даже отварю, — сказал он.

— Это все равно будет трудно. Тогда нам понадобится нож.

— Нож? Зачем нож?

— У нас нет ножей. Нам ведь придется разрезать. Повар мне…

— Ладно, ладно, — прервал его нетерпеливо Ветке. — Значит, еще и нож.

«Кальсоны должны быть голубые. Или лиловые. Лучше бы лиловые. Около склада есть магазин, там это можно найти. Специально выделенный дежурный пошлет его туда. А коронку можно продать живущему рядом дантисту», — просчитывал он в уме.

— Стало быть, еще и нож. Ну, этого достаточно. — Лебенталь понял, что сейчас ему больше уже не выбить.

— Ну и, разумеется, хлеб, — проговорил он. — Это уж обязательно. Значит, когда?

— Завтра вечером. Как стемнеет. За сортиром. Принеси коронку.

— Терьер молодой?

— Откуда я знаю? Ты что, с ума сошел? Так, средний. Да какая разница?

— Если старый, придется долго варить.

У Бетке был такой вид, словно он хотел вцепиться Лебенталю в лицо.

— Что-нибудь еще? — спросил он тихо. — Брусничного соку? Икры?

— Хлеба!

— Кто говорил о хлебе?

— Повар.

— Заткни глотку! Посмотрим.

Вдруг Бетке заторопился. Он хотел соблазнить Людвига кальсонами. Что ж, пусть повар подкармливает его. Но если у Бетке в запасе будут кальсоны, это уже совсем другое дело. Людвиг был тщеславным. Нож можно стащить. Хлеб — это тоже было не так уж сложно. А вот терьер был всего лишь таксой.

— Значит, завтра вечером, — сказал Бетке. — Жди за сортиром.

Лебенталь ушел. Он все еще не мог поверить в свалившееся на него счастье. «Это — заяц», — скажет он в бараке. Вовсе не потому, что это была собака, такое никого не смущало — встречались люди, которые пробовали есть даже трупы, а потому, что кое-кому из спортивного интереса доставляло радость все преувеличивать. Кроме того, Ломан был ему очень симпатичен. Поэтому его коронку надо было обязательно выменять на что-нибудь чрезвычайное. Нож без труда можно будет продать в лагере. Значит, появятся новые деньги что-нибудь купить.

← предыдущая следующая →

Страницы раздела: 1 2 3 4 5 6 7