сайт, посвященный творчеству писателя

Компания RadiusHost: купить домен и хостинг. Купить недорого хостинг для сайта, надежный и дешевый .

bitweb.ru

В день лицеиста проводился конкурс стихов, посвященных А.С Пушкину

15.12.2015
19 октября во Всероссийском музее А.С. Пушкина (историческом, известном многим музее-лицее) были награждены несколько детей, победившие в конкурсе «Письмо в стихах». Конкурс был придуман такими организациями как Российская государственная детская библиотека и всероссийская государственная библиотека иностранной литературы, поддержка которым оказана агентством по печати и массовым коммуникациям.

В Биробиджане прошла II Межрегиональная конференция «Библиотеки регионов дальнего Востока»

11.12.2015
13-14 октября в одном из главных культурных центров Биробиджана, в Универсальной научной библиотеке Шолом-Алейхема, прошла конференция, посвященная языкам Дальневосточного региона. Мероприятие было приурочено к культовому Году литературы и юбилейному 20-летию библиотечной ассоциации РФ.

В Москве открывается экспозиция старинных пишущих машинок

09.12.2015
С декабря и до февраля 2016 года в столице России будет действовать выставка пишущих машинок. Можно будет увидеть самый первый писательский агрегат и тот, которым пользовались в конце 20 века. Известные пишущие машинки, на которых работали Лев Толстой, Солженицын, Пастернак, Бродский, Зощенко украсят галерею, ее создатели обещают осветить исторический экспонат со всех его сторон.
Эрих Мария Ремарк

Книги → Искра жизни → XII

— Теперь вашим страданиям конец, — сказал он своим жертвам другим, чуть ли не дружеским голосом.

— Куда их везут? — спросил один из новичков в двадцать втором бараке.

— Вероятно, в сорок шестой блок.

— И что там будет?

— Не знаю, — ответил Пятьсот девятый. Он не хотел рассказывать, что было известно в лагере: в одном из помещений сорок шестого экспериментального блока у Нимана были канистра с бензином и несколько шприцев для инъекций, причем никто из заключенных никогда не возвращался обратно. А вечером Штрошнейдер отвезет их в крематорий.

— А чего ты так волтузил того самого? — спросил Пятьсот девятый.

Зульцбахер посмотрел на него, но ничего не ответил. Он давился, словно старался проглотить кусок ваты.

— Это был его брат, — сказал Розен. Зульцбахера вырвало только зеленоватым желудочным соком.

— Ты посмотри-ка! Все еще здесь? Они про тебя, наверно, забыли, а?

Хандке стоял перед Пятьсот девятым и медленно осматривал его с ног до головы. Это было во время вечерней переклички. Узники выстроились на плацу.

— Тебя, наверно, записали в книгу. Надо будет проверить.

Он раскачивался на каблуках, разглядывая Пятьсот девятого своими светло-голубыми выпученными глазами. Пятьсот девятый замер.

— Ну так что? — спросил Хандке.

Пятьсот девятый молчал. Было бы безумием хоть как-то раздражать старосту блока. Молчание — это самое правильное. Он надеялся только на то, что Хандке снова все забудет или не примет всерьез. Хандке ухмыльнулся. У него были желтые зубы с пятнами.

— Ну и что? — повторил свой вопрос Хандке.

— Номер тогда записали в книгу, — проговорил спокойно Бергер.

— Ах, так? — Хандке повернулся к нему. — Ты это точно знаешь?

— Да. Номер записал шарфюрер Шульте. Я сам видел.

— В темноте? Тогда все в порядке. — Хандке еще немного покрутился. — Значит, я могу спокойно пойти и выяснить. Ничто мне не помешает, а?

Все молчали.

— Ты можешь еще подкормиться, — любезно сказал Хандке. — Ужин. Не имеет смысла расспрашивать про тебя начальника блока. Сразу же сделаю это в подходящем месте, ты, сатанинское отродье. — Он огляделся. — Внимание! — громко крикнул он.

Подошел Больте. Он как всегда спешил. Целых два часа он проиграл в карты и был в хорошем настроении. Он скучным взглядом окинул груду мертвецов и поскорее удалился. Хандке остался, послал дежурных за едой на кухню и потом неторопливо направился к проволочному заграждению, разделявшему женские бараки и Малый лагерь. Там он остановился и стал разглядывать противоположную сторону.

— Пошли в бараки, — сказал Бергер. — Один может остаться снаружи и продолжать за ним наблюдение.

— Я хочу, — вызвался Зульцбахер.

— Дай знать, когда он уйдет. Немедленно! Ветераны разошлись по баракам. Лучше было не попадаться Хандке на глаза.

— Что будем делать? — спросил озабоченно Бергер. — А если эта свинья действительно сказала всерьез?

— Может, снова забудет? Похоже, что он сегодня в бешенстве. Если бы у нас был шнапс, чтобы его накачать!

— Шнапс! — Лебенталь сплюнул. — Невозможно! Абсолютно невозможно!

— Может, он просто хотел пошутить, — проговорил Пятьсот девятый. Он не совсем в это верил; но такие вещи в лагере уже случались, и нередко. Эсэсовцы поднаторели в том, чтобы постоянно держать людей в страхе. В конце концов не один из них сам сводил с жизнью счеты: одни с разбегу повисали на колючей проволоке, у других отказывало сердце.

Приблизился Розен.

— У меня есть деньги, — сказал он шепотом Пятьсот девятому. — Бери. Вот, сорок марок. Отдай их ему. Насчет денег мы тут сами подсуетились.

Он сунул банкноты Пятьсот девятому в руку.

— От этого никакой пользы, — сказал Пятьсот девятый. — Он возьмет их и все равно будет делать то, что хочет.

— Тогда пообещай ему больше.

— Откуда нам взять еще?

— У Лебенталя есть, — сказал Бергер. — Разве не так, Лео?

— Да, у меня кое-что есть. Но если однажды мы пробудим в нем интерес к деньгам, он с каждым днем, будет требовать все больше, пока у нас ничего уже не останется. И скоро мы опять, как сейчас, будем на мели. И от денег останутся одни воспоминания.

← предыдущая следующая →

Страницы раздела: 1 2 3 4 5 6 7