сайт, посвященный творчеству писателя

В день лицеиста проводился конкурс стихов, посвященных А.С Пушкину

15.12.2015
19 октября во Всероссийском музее А.С. Пушкина (историческом, известном многим музее-лицее) были награждены несколько детей, победившие в конкурсе «Письмо в стихах». Конкурс был придуман такими организациями как Российская государственная детская библиотека и всероссийская государственная библиотека иностранной литературы, поддержка которым оказана агентством по печати и массовым коммуникациям.

В Биробиджане прошла II Межрегиональная конференция «Библиотеки регионов дальнего Востока»

11.12.2015
13-14 октября в одном из главных культурных центров Биробиджана, в Универсальной научной библиотеке Шолом-Алейхема, прошла конференция, посвященная языкам Дальневосточного региона. Мероприятие было приурочено к культовому Году литературы и юбилейному 20-летию библиотечной ассоциации РФ.

В Москве открывается экспозиция старинных пишущих машинок

09.12.2015
С декабря и до февраля 2016 года в столице России будет действовать выставка пишущих машинок. Можно будет увидеть самый первый писательский агрегат и тот, которым пользовались в конце 20 века. Известные пишущие машинки, на которых работали Лев Толстой, Солженицын, Пастернак, Бродский, Зощенко украсят галерею, ее создатели обещают осветить исторический экспонат со всех его сторон.
http://теплые-вечера.рф/ дом для больных престарелых пансионат дом.
Эрих Мария Ремарк

Книги → Искра жизни → XXIV

— Я вас подменю, — сказал кто-то Бергеру. Бергер поднял взгляд. Он настолько устал, что ничего не соображал.

— Укол, — проговорил он, протянув руку. — Иначе я свалюсь. Я совсем плохо вижу.

— Я выспался, — ответил ему кто-то. — И теперь вас сменю.

— У нас почти нет больше обезболивающих средств. Нам они срочно нужны. Люди из города еще не вернулись? Мы их отправили по госпиталям.

Профессор Свобода из Брюнна, узник чешского отделения, видел, что происходит. Вконец измотанный автомат механически продолжал работу.

— Вы сейчас должны пойти спать, — громко проговорил он.

Воспаленные глаза Бергера блестели.

— Да-а, — проговорил он и снова склонился над обгоревшим телом.

Свобода взял его за руку.

— Спать! Я вас сменю! Вы должны поспать!

— Спать?

— Да, спать.

— Хорошо, хорошо. Барак… — Бергер на мгновение очнулся. — Барак сгорел…

— Идите на вещевой склад. Там для нас подготовили несколько кроватей. Отправляйтесь туда. А через несколько часов я вас разбужу.

— Часов? Если я прилягу, то уже не проснусь. Мне еще надо… свой барак… мне надо его…

— Пошли! — решительно произнес Свобода. — Вы достаточно поработали.

Он махнул ассистенту.

— Отведите его на вещевой склад. Там есть несколько кроватей для врачей.

Он взял Бергера за руку и повернул его.

— Пятьсот девятый… — проговорил Бергер словно в забытьи.

— Да, да, — ответил ему ничего не понимавший Свобода. — Конечно, Пятьсот девятый. Все будет в порядке.

У Бергера забрали белый халат и вывели из помещения. Свежий воздух подействовал на него, как мощная волна. Его качнуло, но он устоял. Однако волна продолжала его мотать.

— Бог мой, а я ведь оперировал, — воскликнул он. Бергер измерил своего ассистента пристальным взглядом.

— Естественно, — ответил тот. — Кто же еще?

— Я оперировал, — повторил Бергер.

— Ну, разумеется. Сначала ты сделал перевязку, намазал маслом и еще чем-то, а потом сразу взялся работать скальпелем. Тебе сделали два укола и дали четыре чашки какао. Ты им здорово пригодился. Во время штурма!

— Какао?

— Да. Все это парни берегли для себя. Какао, масло и еще Бог знает что!

— Оперировал. Действительно оперировал, — шептал Бергер.

— Еще как! Я бы не поверил, если бы не увидел собственными глазами. При твоем-то весе. Но сейчас тебе надо несколько часов отдохнуть. Ты получишь настоящую постель. От шарфюрера! Шикарную! Пошли.

— А я думал…

— Что?

— Я думал, что уже больше не смогу…

Бергер посмотрел на свои руки. Он перевернул ладони и опустил их.

— Да-да… — прошептал он. — Спать.

День выдался серым. Возбуждение нарастало. Бараки гудели, как улей. Это было особое время неопределенности, невостребованной свободы, когда воздух переполнялся надеждами, слухами и щемящим темным страхом. Ведь в любой момент могли вернуться СС или организованные отряды гитлерюгенд. Хотя найденное на складе оружие было роздано узникам, но с появлением оснащенных рот могли произойти тяжелые бои, с помощью артиллерии лагерь вообще сровняли бы с землей.

Трупы перевозили в крематорий. Другой возможности не было: их пришлось там складывать штабелями, как дрова. Госпиталь был переполнен.

В середине дня в небе вдруг появился самолет. Он выбрался из низких облаков, подступавших к городу.

Среди заключенных это вызвало переполох.

— На плац для перекличек! Все на плац, кто может ходить!

Сквозь пелену облаков прорвались еще два самолета. Они летели по окружности вслед за первым.

Моторы ревели. Тысячи лиц смотрели в небо.

Самолеты быстро приближались. Старосты часть людей отправили из трудового лагеря на плац для перекличек. Там их построили в два длинных ряда, которые образовали гигантский крест. Левинский принес из казармы несколько простыней; по четыре узника взяли полотна в руки и стали размахивать ими, стоя по краям перекрестных «балок».

Теперь самолеты уже кружили над лагерем. Они все больше снижались.

— Смотрите! — закричал кто-то. — Крылья! Опять!

← предыдущая следующая →

Страницы раздела: 1 2 3 4 5 6