сайт, посвященный творчеству писателя

В день лицеиста проводился конкурс стихов, посвященных А.С Пушкину

15.12.2015
19 октября во Всероссийском музее А.С. Пушкина (историческом, известном многим музее-лицее) были награждены несколько детей, победившие в конкурсе «Письмо в стихах». Конкурс был придуман такими организациями как Российская государственная детская библиотека и всероссийская государственная библиотека иностранной литературы, поддержка которым оказана агентством по печати и массовым коммуникациям.

В Биробиджане прошла II Межрегиональная конференция «Библиотеки регионов дальнего Востока»

11.12.2015
13-14 октября в одном из главных культурных центров Биробиджана, в Универсальной научной библиотеке Шолом-Алейхема, прошла конференция, посвященная языкам Дальневосточного региона. Мероприятие было приурочено к культовому Году литературы и юбилейному 20-летию библиотечной ассоциации РФ.

В Москве открывается экспозиция старинных пишущих машинок

09.12.2015
С декабря и до февраля 2016 года в столице России будет действовать выставка пишущих машинок. Можно будет увидеть самый первый писательский агрегат и тот, которым пользовались в конце 20 века. Известные пишущие машинки, на которых работали Лев Толстой, Солженицын, Пастернак, Бродский, Зощенко украсят галерею, ее создатели обещают осветить исторический экспонат со всех его сторон.
http://2tanka.ru/ звание в танках смотреть онлайн.
Эрих Мария Ремарк

Книги → Искра жизни [перевод Р.Эйвадиса] → Глава седьмая

Они освободили для 509-го и Бухера по отдельной «койке». Для этого шестерым пришлось перебраться на пол. В том числе и Карелу, мальчишке из Чехословакии. Он тоже помогал нести их в барак.

— Шарфюрер ничего не понимает, — сказал он Бергеру.

— Да?..

— Они не уйдут через трубу. Завтра точно не уйдут. Надо было поспорить с ним.

Бергер молча смотрел на крохотное, по-деловому озабоченное личико. «Уйти через трубу» на лагерном жаргоне означало угодить в крематорий.

— Послушай, Карел, — укоризненно произнес Бергер, — с эсэсовцами можно спорить только тогда, когда точно знаешь, что проспоришь. А еще лучше — не спорить никогда.

— Они завтра не уйдут через трубу. 509-й и Бухер точно не уйдут. Вот эти — да. — Карел кивнул на трех мусульман, лежавших на полу.

Бергер еще раз посмотрел на него.

— Ты прав, — согласился он.

Карел кивнул. Просто, без всякой гордости. В этих делах он был специалистом.

На следующий день вечером они уже могли говорить. Лица их были настолько изможденными, что даже не распухли. Они только почернели, словно их измазали свинцовой краской, но глаза не пострадали, и разбитые губы уже начинали заживать.

— Попробуйте не шевелить ими, когда говорите, — посоветовал Бергер.

Это было несложно. Они научились этому за годы, проведенные в лагере. Каждый, кто просидел длительное время за колючей проволокой, умел разговаривать, не шевеля губами и с совершенно неподвижным лицом.

После вечерней баланды неожиданно раздался стук в дверь. На мгновенье сердца у всех судорожно сжались, все подумали одно и то же: пришли за 509-м и Бухером.

Стук повторился. Стучали вкрадчиво, едва слышно.

— 509-й! Бухер! — шепотом позвал Агасфер. — Притворитесь мертвыми!

— Открой, Лео, — прошептал 509-й. — Это не СС. Эти приходят по-другому…

Стук оборвался. Через несколько секунд в матовом четырехугольнике окна появилась чья-то тень и махнула рукой.

— Открой, Лео, — сказал 509-й. — Это кто-то из рабочего лагеря.

Лебенталь открыл дверь, и тень бесшумно скользнула внутрь.

— Левинский, — произнес незнакомец в темноту. — Станислав. Кто здесь не спит?

— Все. Давай сюда.

Левинский протянул руку в сторону Бергера, который ему ответил.

— Куда? Как бы не наступить на кого.

— Стой, подожди. — Бергер сам пробрался к нему. — Сюда. Садись вот сюда.

— Эти двое — живы?

— Да. Лежат слева от тебя.

Левинский сунул что-то Бергеру в руку.

— Держи.

— Что это?

— Йод, аспирин и вата. Еще моток марли. А вот это — перекись водорода.

— Да это же целая аптека! — удивился Бергер. — Откуда?

— Украли. Из госпиталя. Один из наших убирает там.

— Хорошо. Это нам пригодится.

— Здесь сахар. Кусковой. Растворите его в воде, и пусть они выпьют. Сахар — это полезно.

— Сахар? — переспросил Лебенталь. — А сахар-то у тебя откуда?

— Оттуда. Тебя зовут Лебенталь? — спросил Левинский в темноту.

— Да, а что?

— А то, что ты об этом спрашиваешь.

— Я спросил совсем не потому, — обиделся Лебенталь.

— Я не могу тебе сказать, откуда сахар. Его принес один из 9-го барака. Для этих двоих. Здесь еще немного сыра. А это вам шесть сигарет от 11-го барака.

Сигареты! Шесть штук! Немыслимое сокровище. Они помолчали с минуту.

— Лео, — первым нарушил молчание Агасфер, — у него это получается лучше, чем у тебя.

— Чушь. — Левинский говорил отрывисто и торопливо, словно запыхавшись. — Они принесли все это перед тем, как заперли бараки. Знали, что я пойду к вам, как только все утихнет.

— Левинский, — прошептал 509-й, — это ты?

— Я.

— Ты можешь уходить ночью?

— Конечно. Как бы я иначе оказался здесь? Я механик. Все очень просто: кусочек проволоки — и все в ажуре. Я умею обращаться с замками. А кроме того, всегда можно вылезти в окно. А вы как выбираетесь отсюда?

— Здесь двери не запирают. Уборные — на улице, — ответил Бергер.

— Ах да. Я и забыл. — Лебенталь помолчал немного. — А остальные подписали? — спросил он, повернувшись в сторону 509-го. — Те, которые были с вами?

← предыдущая следующая →

Страницы раздела: 1 2 3 4 5 6 7