сайт, посвященный творчеству писателя

Курсы тату мастера

Галерея Мастер. Афиша, адрес и телефон, отзывы o галерее Мастер

salem-tattoo.com

кровельные работы в Краснодаре

stroy-gamma.ru

В день лицеиста проводился конкурс стихов, посвященных А.С Пушкину

15.12.2015
19 октября во Всероссийском музее А.С. Пушкина (историческом, известном многим музее-лицее) были награждены несколько детей, победившие в конкурсе «Письмо в стихах». Конкурс был придуман такими организациями как Российская государственная детская библиотека и всероссийская государственная библиотека иностранной литературы, поддержка которым оказана агентством по печати и массовым коммуникациям.

В Биробиджане прошла II Межрегиональная конференция «Библиотеки регионов дальнего Востока»

11.12.2015
13-14 октября в одном из главных культурных центров Биробиджана, в Универсальной научной библиотеке Шолом-Алейхема, прошла конференция, посвященная языкам Дальневосточного региона. Мероприятие было приурочено к культовому Году литературы и юбилейному 20-летию библиотечной ассоциации РФ.

В Москве открывается экспозиция старинных пишущих машинок

09.12.2015
С декабря и до февраля 2016 года в столице России будет действовать выставка пишущих машинок. Можно будет увидеть самый первый писательский агрегат и тот, которым пользовались в конце 20 века. Известные пишущие машинки, на которых работали Лев Толстой, Солженицын, Пастернак, Бродский, Зощенко украсят галерею, ее создатели обещают осветить исторический экспонат со всех его сторон.
Эрих Мария Ремарк

Книги → Искра жизни [перевод Р.Эйвадиса] → Глава седьмая

— Да.

— А вы нет?

— А мы нет.

Лебенталь склонился к нему:

— Мы бы никогда не поверили, что вы выкарабкаетесь.

— Я бы тоже не поверил, — ответил 509-й.

— Я имею в виду не только то, что вы выдержали. Я имею в виду, что вы так легко отделались.

— И я о том же.

— Оставь их в покое, — вмешался Бергер. — Они совсем ослабли. Зачем тебе все эти подробности?

Левинский заерзал в темноте.

— Это гораздо важнее, чем ты думаешь. — Он встал. — Мне пора обратно. Я еще приду к вам. Скоро. Принесу еще что-нибудь. Да и поговорить с вами надо кое о чем.

— Хорошо.

— Здесь ночью часто проверяют?

— Зачем? Чтобы подсчитать трупы?

— Хорошо. Значит, не проверяют.

— Левинский, — позвал шепотом 509-й.

— Да.

— Ты точно придешь еще?

— Точно.

— Слушай! — 509-й лихорадочно подыскивал нужные слова. — Мы еще… нас еще не сломали… Мы еще… сгодимся на что-нибудь…

— Вот потому-то я и приду еще — не из любви к ближнему.

— Хорошо. Тогда все в порядке. Значит, ты обязательно придешь…

— Обязательно.

— Не забывай нас…

— Ты мне однажды уже говорил это. Я не забыл. Потому я и пришел к вам. Я приду еще.

Левинский пробрался наощупь к выходу. Лебенталь закрыл за ним дверь.

— Постой! — зашептал вдруг Левинский с улицы. — Я забыл еще кое-что. Держи!

— Ты не можешь узнать, откуда сахар? — спросил Лебенталь.

— Не знаю. Посмотрим. — Левинский все еще говорил прерывистым голосом, как будто ему не хватало дыхания. — Держи вот это… Прочтите потом… Мы раздобыли это сегодня…

Он сунул Лебенталю в руку сложенный в несколько раз клочок бумаги, вновь выскользнул наружу и тут же исчез в тени, отбрасываемой бараком.

Лебенталь закрыл дверь.

— Сахар… — произнес Агасфер. — Дайте пощупать один кусочек. Не есть — только пощупать.

— У нас еще есть вода? — спросил Бергер.

— Есть. — Лебенталь протянул ему миску.

Бергер размешал в воде два кусочка сахара и подполз к 509-му и Бухеру.

— Выпейте это. Только медленно. По очереди, глоток — один, глоток — другой.

— Кто там ест? — спросил кто-то со среднего яруса.

— Никто. Кто здесь может есть?

— Я слышу! Кто-то ест.

— Тебе приснилось, Аммерс, — сказал Бергер.

— Ничего мне не приснилось! Дайте мне мою долю. Вы сожрете ее, там внизу! Дайте мне мою долю!

— Подожди до утра.

— До утра вы все сожрете. Вот так всегда — мне достается меньше всех. Я… — Аммерс всхлипнул. На него никто не обращал внимания. Он уже несколько дней был болен, и ему постоянно казалось, что все его обманывают.

Лебенталь пробрался к 509-му.

— Слушай, с этим сахаром… — зашептал он смущенно, — я спросил совсем не потому… Я совсем не для того, чтобы торговать. Я хотел добыть для вас еще.

— Да, Лео.

— У меня ведь еще есть коронка. Я еще не продал ее. Я ждал. А сейчас я могу провернуть это.

— Хорошо, Лео. Что там тебе дал Левинский? У двери.

— Кусок бумаги. Но это не деньги. — Лебенталь еще раз ощупал клочок бумаги, который держал в руках. — Похоже на обрывок газеты.

— Газеты?

— На ощупь как будто газета.

— Что? — переспросил Бергер. — У тебя кусок газеты?

— Посмотри-ка, что там! — попросил 509-й.

Лебенталь подполз к двери и приоткрыл ее.

— Точно. Это газета. Обрывок.

— Ты можешь прочесть, что там написано?

— Сейчас?

— А когда же еще? — раздраженно ответил Бергер.

Лебенталь поднял бумагу выше, поднес ее к глазам.

— Света маловато.

— Открой дверь совсем. Или полезай наружу. На дворе — луна.

Лебенталь раскрыл дверь нараспашку и присел на корточки у порога, держа обрывок газеты так, чтобы на него попало хоть чуть-чуть неверного, трепетного света. Он долго молча изучал написанное.

— По-моему, это военная сводка, — произнес он, наконец.

— Читай! — шепотом воскликнул 509-й. — Читай же ты, наконец, Лео!

— У кого-нибудь есть спичка? — спросил Бергер.

— Ремаген… — с трудом разобрал Лебенталь. — На Рейне…

— Что?

← предыдущая следующая →

Страницы раздела: 1 2 3 4 5 6 7