сайт, посвященный творчеству писателя

сплав на байдарках харьков

hurmatour.com

В день лицеиста проводился конкурс стихов, посвященных А.С Пушкину

15.12.2015
19 октября во Всероссийском музее А.С. Пушкина (историческом, известном многим музее-лицее) были награждены несколько детей, победившие в конкурсе «Письмо в стихах». Конкурс был придуман такими организациями как Российская государственная детская библиотека и всероссийская государственная библиотека иностранной литературы, поддержка которым оказана агентством по печати и массовым коммуникациям.

В Биробиджане прошла II Межрегиональная конференция «Библиотеки регионов дальнего Востока»

11.12.2015
13-14 октября в одном из главных культурных центров Биробиджана, в Универсальной научной библиотеке Шолом-Алейхема, прошла конференция, посвященная языкам Дальневосточного региона. Мероприятие было приурочено к культовому Году литературы и юбилейному 20-летию библиотечной ассоциации РФ.

В Москве открывается экспозиция старинных пишущих машинок

09.12.2015
С декабря и до февраля 2016 года в столице России будет действовать выставка пишущих машинок. Можно будет увидеть самый первый писательский агрегат и тот, которым пользовались в конце 20 века. Известные пишущие машинки, на которых работали Лев Толстой, Солженицын, Пастернак, Бродский, Зощенко украсят галерею, ее создатели обещают осветить исторический экспонат со всех его сторон.
Эрих Мария Ремарк

Книги → Искра жизни [перевод Р.Эйвадиса] → Глава седьмая

— Американцы перешли Рейн у Ремагена!

— Что, Лео? Ты правильно прочел? Перешли Рейн? Может, ты перепутал что-нибудь? Может, это какая-нибудь французская река?

— Нет. «Рейн…» «у Ремагена…» «американцы…»

— Не болтай ерунду! Читай правильно! Лео, ради Бога, читай правильно!

— Все верно, — подтвердил Лебенталь. — Здесь так написано. Теперь я вижу.

— Перешли Рейн? Как же так? Тогда выходит, что они уже в Германии! Ну давай, читай дальше, Лео! Читай! Читай!

Они вдруг загалдели все разом. 509-й не чувствовал, как трескались его губы.

— Перешли Рейн? Но как? На самолетах? На лодках? Как? Спустились на парашютах, что ли? Читай, Лео!

— «Мост…» — разобрал еще одно слово Лебенталь. — «Им… удалось… завладеть мостом… Мост… находится… под обстрелом… немецких тяжелых орудий…»

— Мост? — не поверил Бергер.

— Да. Мост под Ремагеном…

— Мост… — повторил 509-й. — Мост через Рейн? Значит, армия… Читай дальше, Лео! Там, наверное, еще что-нибудь написано!

— Остальное — мелким шрифтом. Я ничего не могу разобрать.

— Неужели ни у кого нет спичек? — с отчаянием спросил Бергер.

— Держи, — отозвался кто-то из темноты, — здесь еще две штуки.

— Лео, иди сюда!

Они сгрудились у двери.

— Сахар! — скулил Аммерс. — Я знаю, у вас есть сахар. Я слышал. Отдайте мне мою долю.

— Бергер, дай ты этому кретину кусок сахара! — не выдержал 509-й.

— Нет. — Бергер искал, обо что бы зажечь спичку. — Завесьте окна одеялами и куртками! Лео, давай сюда, в угол, под одеяло! Готов?

Он зажег спичку. Лебенталь начал быстро читать, из всех сил стараясь успеть. Это была обычная сводка, в которой, как всегда, все выглядело вполне безобидно: мост не имеет военного значения, американцы подверглись уничтожающему обстрелу и оказались отрезанными от основных частей; виновных в том, что мост не был взорван, ждет военный трибунал…

Спичка погасла.

— «Мост не был взорван», — повторил 509-й. — Вы понимаете, что это означает?

— Их застигли врасплох.

— Это означает, что оборона Западного вала прорвана, — осторожно, словно не веря, что все это происходит с ним наяву, произнес Бергер. — Оборона Западного вала прорвана! Они прорвались!

— Это не парашютный десант, а ударные части. Парашютистов сразу сбросили бы за Рейном.

— Боже мой! А мы ничего не знали! Думали, что немцы все еще во Франции!

— Лео, читай еще раз! — потребовал 509-й. — Мы должны быть уверены. За какое число газета? Дата есть?

Бергер зажег вторую спичку.

— Гасите свет! — крикнул кто-то.

Лебенталь уже читал.

— За какое число? — прервал его 509-й.

Лебенталь отыскал глазами дату:

— Одиннадцатое марта 1945 года.

— Одиннадцатое марта… А сегодня какое?

Никто толком не знал, был ли сейчас конец марта или уже начался апрель. В Малом лагере они разучились считать. Но они знали, что одиннадцатое марта уже прошло.

— Дай-ка посмотреть, быстрее! — попросил 509-й.

Не обращая внимания на боль, он ползком пробрался в угол, где, накрытый одеялом, сидел Лебенталь. Тот подвинулся, освобождая ему место. 509-й впился глазами в обрывок газеты; крохотный огонек догорающей спички освещал только заголовок.

— Бергер, прикури сигарету, быстро!

— Зачем ты приполз сюда? — укоризненно произнес Бергер и сунул ему в рот прикуренную сигарету.

Спичка погасла.

— Лео, отдай мне эту бумажку, — попросил 509-й.

Лебенталь молча протянул ему обрывок газеты. 509-й сложил его в несколько раз и сунул под рубаху. Теперь он чувствовал его своей кожей. Только после этого он сделал затяжку и протянул сигарету следующему:

— Держи. Передай дальше.

— Кто там курит? — спросил тот, который дал спички.

— Вам тоже перепадет. Каждому по затяжке.

— Я не хочу курить, — скулил Аммерс. — Я хочу сахару.

509-й полез обратно на нары. Бергер и Лебенталь помогли ему.

— Бергер, — прошептал он уже сверху. — Теперь ты поверил?

— Да.

— Мы выберемся отсюда! Мы должны…

— Завтра поговорим, — сказал Бергер. — Спи.

← предыдущая следующая →

Страницы раздела: 1 2 3 4 5 6 7