сайт, посвященный творчеству писателя

Туры на новогодние каникулы

База туров. Описание программ туров, стоимость, даты заездов

nissa-tour.ru

Дровяные водонагреватели

Водонагреватели UNIPUMP вертикальные, горизонтальные. Гарантия. Доставка

nagret-bassein.ru

Онлайн доска объявлений

Купить обрезную доску из Архангельской хвои

rinok-online.ru

В день лицеиста проводился конкурс стихов, посвященных А.С Пушкину

15.12.2015
19 октября во Всероссийском музее А.С. Пушкина (историческом, известном многим музее-лицее) были награждены несколько детей, победившие в конкурсе «Письмо в стихах». Конкурс был придуман такими организациями как Российская государственная детская библиотека и всероссийская государственная библиотека иностранной литературы, поддержка которым оказана агентством по печати и массовым коммуникациям.

В Биробиджане прошла II Межрегиональная конференция «Библиотеки регионов дальнего Востока»

11.12.2015
13-14 октября в одном из главных культурных центров Биробиджана, в Универсальной научной библиотеке Шолом-Алейхема, прошла конференция, посвященная языкам Дальневосточного региона. Мероприятие было приурочено к культовому Году литературы и юбилейному 20-летию библиотечной ассоциации РФ.

В Москве открывается экспозиция старинных пишущих машинок

09.12.2015
С декабря и до февраля 2016 года в столице России будет действовать выставка пишущих машинок. Можно будет увидеть самый первый писательский агрегат и тот, которым пользовались в конце 20 века. Известные пишущие машинки, на которых работали Лев Толстой, Солженицын, Пастернак, Бродский, Зощенко украсят галерею, ее создатели обещают осветить исторический экспонат со всех его сторон.
Эрих Мария Ремарк

Книги → Жизнь взаймы → Глава 1

— Надеюсь, что безразлично, — сказала она. — Я как бы растворяюсь, глядя на это. Разве ты не понимаешь меня?

— Нет. Я не хочу растворяться ни в чем; я хочу всегда ощущать себя сильным.

— Я тоже хочу.

У него было огромное желание — остановить машину и поцеловать ее; но он не знал, чем это может кончиться. Лучше всего было бы въехать на клумбу, смять желтые тюльпаны, разбросать все вокруг и, схватив Лилиан в охапку, умчаться с ней куда-нибудь… Но куда? Унести ее — и спрятать куда-то в надежное убежище или навсегда остаться прикованным к этому вопрошающему взгляду, к глазам, которые, как ему казалось, никогда целиком не погружались в его глаза.

— Я люблю тебя, — сказал он. — Забудь все остальное. Забудь ту женщину.

— Почему? Зачем тебе быть одному? Ты думаешь, я все это время была одна?

Джузеппе вдруг подпрыгнул и замер. Клерфэ снова включил мотор.

— Ты говоришь о санатории? — спросил он.

— Я говорю о Париже.

Он пристально посмотрел на нее. Она улыбнулась.

— Я не могу быть одна. А теперь отвези меня в отель. Я устала.

— Хорошо.

Клерфэ проехал вдоль Лувра, миновал Консьержери и въехал на мост Сен-Мишель. Он не знал, как поступить. Он бы с удовольствием избил Лилиан, но не имел права: ведь она призналась ему в том же, в чем он до этого признался ей. Сомневаться ни в чем не приходилось. Клерфэ хотел только одного

— удержать ее. Лилиан вдруг стала для него дороже, желаннее всего на свете. Он должен был что-то предпринять. Нельзя так просто распроститься с ней у входа в отель. Тогда она больше не вернется к нему. Сейчас его последний шанс. Чтобы удержать ее, надо найти какое-то магическое слово, иначе она выйдет из машины и с отсутствующим видом улыбнется, поцелует его и исчезнет в дверях отеля. Ее навсегда поглотит этот отель, вестибюль которого пропах рыбным супом и чесноком; она подымется по покосившейся лестнице с выщербленными ступеньками, пройдет мимо конторки, за которой дремлет портье, приготовивший себе на ужин кусок лионской колбасы и бутылку дешевого вина, и последнее, что останется в памяти у Клерфэ, — это тонкие светлые щиколотки Лилиан в полутьме узкого прохода, щиколотки, подымающиеся по ступенькам вплотную друг за другом. А когда Лилиан окажется у себя в комнате, у нее за спиной вдруг вырастут два крыла и она выпорхнет на улицу; она полетит не к часовне Сен-Шапель, о которой сегодня рассказывала, а прямо в Вальпургиеву ночь, сидя на весьма элегантном помеле — изделии Баленсиага или Диора. Все черти там будут во фраках, сплошь рекордсмены-гонщики, которые к тому же свободно изъясняются на шести языках, изучили всех философов от Платона до Хейдеггера и вдобавок еще виртуозы-пианисты, мировые чемпионы по боксу и поэты.

Портье зевнул и проснулся.

— У вас есть ключи от буфета? — спросил Клерфэ.

— Точно так. Вам что, виши, шампанское, пиво?

— Принесите из холодильника банку икры.

— Это невозможно, сударь. Ключи у мадам.

— Тогда сбегайте на угол в ресторан Лаперуз. Он еще открыт. Достаньте там. Мы подождем вас здесь. Я за вас подежурю.

Он вынул из кармана деньги.

— Я не хочу икры, — сказала Лилиан.

— А что ты хочешь?

Она медлила.

— Клерфэ, — сказала она после долгой паузы. — До сих пор я еще никого так поздно не принимала у себя. Ты ведь именно это хотел узнать?

— Правда, — вмешался портье. — Мадам всегда возвращается домой одна. C'est pas normal, monsieur *. Принести вам шампанского? У нас еще есть шампанское урожая тридцать четвертого года, дом Периньон.

— Тащите его сюда. Вы — золото! — закричал Клерфэ. — А что у вас найдется поесть?

— Мне хочется такой колбасы. — Лилиан показала на ужин портье.

— Я отдам вам свою, мадам. В буфете ее сколько угодно.

— Принесите колбасу из буфета, — сказал Клерфэ. — И еще кусок черного хлеба и кусок бри.

— И бутылку пива, — добавила Лилиан.

— А шампанского вам не надо, мадам?

Лицо портье помрачнело: он подумал о том, что его чаевые соответственно уменьшатся.

— Во всяком случае, принесите бутылку дом Периньона, — сказал Клерфэ, — хотя бы для меня одного. Я хочу сегодня кое-что отпраздновать.

← предыдущая следующая →

Страницы раздела: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91