сайт, посвященный творчеству писателя

Свадебный торт без мастики

Свадебный портал

caketort.ru

В день лицеиста проводился конкурс стихов, посвященных А.С Пушкину

15.12.2015
19 октября во Всероссийском музее А.С. Пушкина (историческом, известном многим музее-лицее) были награждены несколько детей, победившие в конкурсе «Письмо в стихах». Конкурс был придуман такими организациями как Российская государственная детская библиотека и всероссийская государственная библиотека иностранной литературы, поддержка которым оказана агентством по печати и массовым коммуникациям.

В Биробиджане прошла II Межрегиональная конференция «Библиотеки регионов дальнего Востока»

11.12.2015
13-14 октября в одном из главных культурных центров Биробиджана, в Универсальной научной библиотеке Шолом-Алейхема, прошла конференция, посвященная языкам Дальневосточного региона. Мероприятие было приурочено к культовому Году литературы и юбилейному 20-летию библиотечной ассоциации РФ.

В Москве открывается экспозиция старинных пишущих машинок

09.12.2015
С декабря и до февраля 2016 года в столице России будет действовать выставка пишущих машинок. Можно будет увидеть самый первый писательский агрегат и тот, которым пользовались в конце 20 века. Известные пишущие машинки, на которых работали Лев Толстой, Солженицын, Пастернак, Бродский, Зощенко украсят галерею, ее создатели обещают осветить исторический экспонат со всех его сторон.
продажа УФ ламп http://jelens.com.ua/uv-lampy-dlya-manikyura цены супер
Эрих Мария Ремарк

Книги → Ночь в Лиссабоне → 17

Мне удалось незаметно проскользнуть мимо привратницы. Она уже спала и только что-то пробормотала вслед. Ничего особенного в том, что я вернулся поздно, для нее не было. Я быстро пошел вверх по лестнице.

Элен не было. Я оглядел кровать и шкаф. Канарейка, разбуженная светом, принялась петь. За окном появилась кошка с горящими глазами – словно неприкаянная душа.

Я подождал, затем проскользнул по коридору к Лахману и тихо постучал.

Он тотчас же проснулся. У беглецов сон чуток.

– Это вы, – сказал он, взглянув на меня, и замолчал.

– Вы сказали что-нибудь моей жене? – спросил я.

Он покачал головой:

– Ее тут не было. И раньше часа она не возвращается.

– Слава тебе, господи!

Он посмотрел на меня, как на сумасшедшего.

– Слава тебе, господи! – повторил я. – Значит, они ее, наверно, не поймали. Она просто гуляет, как обычно.

– Просто гуляет, – повторил Лахман.

– Что с вами случилось? – спросил он.

– Меня допрашивали. Я бежал.

– Полиция?

– Гестапо. Все позади. Спите.

– Гестапо знает, где вы?

– Если бы они знали, меня бы здесь не было. А утром уже не будет.

– Минуточку! – Лахман вытащил образок и маленький веночек. – Вот, возьмите с собой. Чудо. Иногда помогает. Гиршу удалось с этим перебраться через границу. Люди в Пиренеях очень набожны, а это вещи, освященные самим папой.

– В самом деле?

На губах его появилась чудесная улыбка:

– Если они нас спасают, значит, на них лежит благословение самого бога. До свидания, Шварц.

Я вернулся к себе и начал упаковывать вещи. Я чувствовал себя опустошенным, но нервы были напряжены до предела. У Элен в столе я нашел пачку писем. Они были адресованы в Марсель, до востребования. Я не стал раздумывать и положил их в ее чемодан. Я нашел и вечернее платье из Парижа и уложил его тоже. Потом я уселся у таза с водой и сунул туда руки. Обожженные ногти горели. Каждый вздох тоже причинял мне боль. Я смотрел на мокрые крыши и ни о чем не думал.

Наконец я услышал ее шаги. Она появилась в дверях, как чудесное, печальное видение.

– Что ты тут делаешь? – она ничего не знала. – Что с тобой?

– Мы должны уехать, Элен, – сказал я. – Немедленно.

– Георг?

Я кивнул. Я решил, что постараюсь сказать ей как можно меньше о происшедшем.

– Что с тобой было? – испуганно спросила она и подошла ближе.

– Они меня арестовали. Мне удалось бежать. Меня будут искать.

– Мы должны уехать?

– Немедленно.

– Куда?

– В Испанию.

– Как?

– Пока в машине. Уедем как можно дальше. Ты можешь собраться?

– Да.

Я видел, что она колеблется.

– У тебя опять боли? – спросил я.

Она кивнула.

«Кто эта женщина у дверей? – мелькнуло вдруг у меня. – Я ей чужой. И почему?»

– У тебя есть еще ампулы?

– Немного.

– Мы раздобудем еще.

– Выйди на минуту, – попросила она.

Я вышел в коридор. Двери начали приоткрываться, и в щелях показались лица с глазами лемуров. Лица крошечных одноглазых Полифемов с перекошенными ртами. Вверх по лестнице, в серых длинных кальсонах, взбежал Лахман, похожий на кузнечика. Он сунул мне бутылочку коньяка:

– Он вам понадобится! – шепнул он. – Да здравствует солидарность!

Я тут же сделал большой глоток.

– У меня есть деньги, – сказал я, – Вот! Дайте мне еще целую бутылку!

Я взял себе бумажник Георга. Там было много денег. Лишь на мгновение у меня появилась мысль выбросить его. Я нашел и его паспорт. Он лежал у него в кармане вместе с моим и с паспортом Элен.

Одежду Георга я связал в узел, сунул туда камень и выбросил в гавани в море. Паспорт его я тщательно изучил при свете карманного фонаря. Я поехал к Грегориусу, разбудил его и попросил заменить фотографию Георга моей. Сначала он с ужасом отказался. Подделка эмигрантских паспортов стала его ремеслом, и тут он чувствовал себя богом, которого он, кстати сказать; считал ответственным за все это свинство. Однако паспорта высшего гестаповского чиновника он не видел еще никогда. Я заявил ему, что для него вовсе не обязательно подписывать свою работу, как это делают художники. За все отвечаю я, и никто никогда о нем не узнает.

← предыдущая следующая →

Страницы раздела: 1 2 3 4 5 6 7