сайт, посвященный творчеству писателя

гидромассажные мини бассейны спа

spaspa.ru

Шкафы металлические Ставрополь

Шкафы купе и встроенная мебель Stanley. Производство металлических шкафов

metall-city26.ru

В день лицеиста проводился конкурс стихов, посвященных А.С Пушкину

15.12.2015
19 октября во Всероссийском музее А.С. Пушкина (историческом, известном многим музее-лицее) были награждены несколько детей, победившие в конкурсе «Письмо в стихах». Конкурс был придуман такими организациями как Российская государственная детская библиотека и всероссийская государственная библиотека иностранной литературы, поддержка которым оказана агентством по печати и массовым коммуникациям.

В Биробиджане прошла II Межрегиональная конференция «Библиотеки регионов дальнего Востока»

11.12.2015
13-14 октября в одном из главных культурных центров Биробиджана, в Универсальной научной библиотеке Шолом-Алейхема, прошла конференция, посвященная языкам Дальневосточного региона. Мероприятие было приурочено к культовому Году литературы и юбилейному 20-летию библиотечной ассоциации РФ.

В Москве открывается экспозиция старинных пишущих машинок

09.12.2015
С декабря и до февраля 2016 года в столице России будет действовать выставка пишущих машинок. Можно будет увидеть самый первый писательский агрегат и тот, которым пользовались в конце 20 века. Известные пишущие машинки, на которых работали Лев Толстой, Солженицын, Пастернак, Бродский, Зощенко украсят галерею, ее создатели обещают осветить исторический экспонат со всех его сторон.
Эрих Мария Ремарк

Книги → Приют Грез → IX

- Дядя Фриц… Дорогой, добрый дядя Фриц…

- Видишь, Трикс, все теперь устроилось, и вскоре ты окажешься в объятиях родителей.

- Ах, дядя Фриц, но ведь тогда мне придется расстаться с тобой!

- Да, дитя мое…

- Как мне жить без тебя…

- У тебя есть матушка.

- Матушка… - Ее лицо просветлело. - И все-таки, дядя Фриц…

Она попыталась поцеловать его руку. Он быстро отдернул ее. Большая слеза упала на его кисть.

- В понедельник твой отъезд, Трикс. А в воскресенье мы все соберемся, чтобы попрощаться с тобой.

- Да…

Она еще долго стояла, молча глядя на него. Потом ушла. Фриц зажег лампу. Ноябрьский туман клубился за окном. На небе ни звездочки. Но лампа разливала вокруг себя золотистый покой.

Позднее к нему пришла и Элизабет.

- Я так рада, дядя Фриц, что ты вернулся.

- И я рад, что опять дома.

- Чего ты добился?

- В понедельник Трикс возвращается к родителям.

Она кивнула:

- Я была почти уверена, что так и будет. Кроме тебя, никто не смог бы сделать это. А я очень к ней привязалась.

- Как дела у твоих маленьких подопечных?

- Они растут. Сегодня я стояла у кроватки одного тяжелобольного ребенка - бедняга парализован - и кормила его с ложечки. Вдруг он задержал мою руку и очень торжественно сказал: «Тетя Лиза, ты должна стать моей мамой». Мне пришлось пообещать это. Жить ему осталось недолго. Сухотка. Его мать не могла как следует заботиться о мальчике. У нее их еще шестеро, и надо добывать хлеб насущный. Теперь он перенес свою любовь на меня. Я бы посоветовала любому, кто хочет забыться или успокоиться, начать ухаживать за больными.

- Да, это многое заменяет.

- И утешает. Ибо самоотречение нелегко дается.

- Самоотречение вовсе не обязательно, Элизабет.

Она грустно взглянула на него.

- Возможно, это всего лишь неизбежное в таких случаях заблуждение. Или иллюзия… Все будет хорошо.

- Ты так думаешь, дядя Фриц?

- Да, Элизабет.

Слезы градом хлынули из ее глаз.

- Кому никогда не доводилось жить вдалеке от родины, Элизабет, тот не знает, какова ее магическая сила, и не умеет ценить ее. Это познаешь только на чужбине. На чужбине родина не становится чужой, наоборот, ее начинаешь любить еще крепче.

- Но я его так люблю…

- Он вернется к тебе. Любовь - это жертвенность. Часто и эгоизм называют любовью. Только тот, кто по доброй воле может отказаться от любимого ради его счастья, действительно любит всей душой.

- Этого я не могу. Тогда мне пришлось бы отказаться от самой себя.

- А если он из-за этого будет несчастлив?

- Не… счаст… лив… - голос ее дрожал. - Нет, этого я не хочу… Тогда уж лучше откажусь… - Она уткнулась лицом в подлокотник кресла. - Но это так тяжело… так тяжело…

- А тебе и не надо этого делать, - тихо сказал Фриц. - Он - твой, и ты - его. Я это знаю. И ты знаешь, что принадлежишь ему. А он, пожалуй, еще не знает, что принадлежит тебе. Но поверь: это так. В глубине души он твой.

Элизабет взглянула на него полными слез глазами.

- Дитя мое, ты - словно редкий цветок. Он открывает головку навстречу солнцу лишь однажды и больше никогда. Так и твое сердце - лишь один раз открылось навстречу любви - и больше никогда не откроется. То же самое было с моей мамой. Я могу полюбить лишь одного человека в жизни. Мое сердце принадлежит ему навсегда и навеки…

- Да, Элизабет… А Эрнст?

- Я люблю его.

Воцарилось молчание. Отблески света лампы золотыми пятнами лежали на светлых волосах Элизабет.

- Миньона - раздумчиво произнес Фриц. - Элизабет, ты ведь знаешь, что жизнь идет странными путями. День сменяется ночью, ночь сменяется днем - так и у Эрнста.

- Он очень редко пишет…

- Хватит ли у тебя сил услышать правду?

Она кивнула.

- Одна певица, время от времени гастролировавшая в нашем городе, теперь тоже живет в Лейпциге.

- И он… ее любит?

- Иначе… Не так… Любит он только тебя. Он поддался ее чарам. Он прислал мне письмо, в котором рассказывает о многом. Вот это письмо, я даю его тебе.

← предыдущая следующая →

Страницы раздела: 1 2 3 4