сайт, посвященный творчеству писателя

В день лицеиста проводился конкурс стихов, посвященных А.С Пушкину

15.12.2015
19 октября во Всероссийском музее А.С. Пушкина (историческом, известном многим музее-лицее) были награждены несколько детей, победившие в конкурсе «Письмо в стихах». Конкурс был придуман такими организациями как Российская государственная детская библиотека и всероссийская государственная библиотека иностранной литературы, поддержка которым оказана агентством по печати и массовым коммуникациям.

В Биробиджане прошла II Межрегиональная конференция «Библиотеки регионов дальнего Востока»

11.12.2015
13-14 октября в одном из главных культурных центров Биробиджана, в Универсальной научной библиотеке Шолом-Алейхема, прошла конференция, посвященная языкам Дальневосточного региона. Мероприятие было приурочено к культовому Году литературы и юбилейному 20-летию библиотечной ассоциации РФ.

В Москве открывается экспозиция старинных пишущих машинок

09.12.2015
С декабря и до февраля 2016 года в столице России будет действовать выставка пишущих машинок. Можно будет увидеть самый первый писательский агрегат и тот, которым пользовались в конце 20 века. Известные пишущие машинки, на которых работали Лев Толстой, Солженицын, Пастернак, Бродский, Зощенко украсят галерею, ее создатели обещают осветить исторический экспонат со всех его сторон.
Эрих Мария Ремарк

Книги → Возлюби ближнего своего → ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

– Простил? Что это еще значит? – Покачивая головой, офицер снова уставился на лежащего.

Машина остановилась перед пунктом скорой помощи.

– Внесите его туда! – приказал офицер. – Осторожно! А вы, Родэ, останьтесь с ним.

Полицейские подняли несчастного. Штайнер нагнулся:

– Мы найдем твоих детей. И поможем им, – сказал он. – Ты слышишь, старик?

Старик закрыл глаза и открыл их снова. Затем трое полицейских понесли его в дом. Его руки повисли и безжизненно волочились по мостовой, словно из них уже ушла жизнь. Через некоторое время двое полицейские вернулись и залезли в машину.

– Он еще что-нибудь говорил? – спросил офицер.

– Нет. Лицо у него совсем позеленело. Если поврежден позвоночник, он долго не протянет.

– Ну и что? Одним жидом будет меньше, – сказал полицейский, который бил Штайнера.

– Простить! – пробормотал офицер. – Странно! Смешной народ!

– Особенно в наше время, – сказал Штайнер.

Офицер выпрямился.

– Заткнитесь, вы, большевик! – закричал он. – Из вас-то мы выбьем вашу наглость.

Их привезли в полицейское управление на Элизабетпроменаде. Со Штайнера и Керна сняли наручники и отвели к другим арестованным, в большую полутемную комнату. Большинство из них сидели молча. Они привыкли ждать. Только полная блондинка, хозяйка гостиницы, продолжала кричать, не обращая ни на что внимания.

Около девяти часов арестованных стали вызывать одного за другим. Керна провели в комнату, где находились двое полицейских, писарь в штатском, офицер и пожилой обер-комиссар полиции. Обер-комиссар сидел в деревянном кресле и курил сигарету.

– Заполните анкету, – сказал он человеку за столом.

Писарь был тощий прыщавый человек, похожий на селедку.

– Имя? – бросил он неожиданно звучным голосом.

– Людвиг Керн.

– Время и место рождения?

– 30 ноября 1914 года, Дрезден.

– Значит, немецкий подданный?

– Нет. Подданства не имею. Лишен гражданства.

Обер-комиссар поднял голову.

– Это в двадцать один-то год? Что же вы натворили?

– Ничего. Мой отец был лишен гражданства. А так как я был еще несовершеннолетним, то лишили и меня.

– А по какой причине лишили вашего отца?

Керн минуту помолчал. Год эмиграции научил его в разговоре с властями взвешивать каждое слово.

– На него сделали ложный донос и обвинили в политической неблагонадежности, – наконец сказал он.

– Еврей? – спросил писарь.

– По отцу. По матери – нет.

– Так, так…

Обер-комиссар стряхнул сигаретный пепел на пол.

– Почему вы не остались в Германии?

– У нас отобрали паспорта и выслали. Если бы мы остались, нас бы посадили за решетку. Ну, а если уж тюрьма, то лучше сидеть в какой-нибудь другой стране, не в Германии.

Обер-комиссар сухо засмеялся.

– Понятно. Как же вы перешли границу без паспорта?

– На чешской границе достаточно было в то время иметь простую справку о прописке, если речь шла о небольшой группе людей. А она у нас еще была. С ней можно было остаться в Чехословакии в течение трех дней.

– А потом?

– Мы получили разрешение на три месяца. Потом мы должны были уехать.

– Сколько времени вы уже находитесь в Австрии?

– Три месяца.

– Почему вы не отметились в полиции?

– Меня тогда сразу бы выслали.

– Так, так. – Обер-комиссар похлопал ладонью по ручке кресла. – Откуда вам это так хорошо известно?

Керн не сказал, что когда он и его родители в первый раз перешли австрийскую границу, они сразу заявили об этом в полицию. Их вытолкнули через границу в тот же день. Когда они вернулись снова, они уже больше об этом не заявляли.

– А что, разве это не правда? – спросил он.

– Здесь не вы спрашиваете! Здесь вы обязаны только отвечать, – грубо сказал писарь.

– Где сейчас ваши родители? – спросил обер-комиссар.

– Мать – в Венгрии. Она получила там вид на жительство, так как она венгерка. Мой отец был арестован и выслан, когда меня не было в отеле. И я не знаю, где он находится.

– Кто вы по специальности?

– Я был студентом.

← предыдущая следующая →

Страницы раздела: 1 2 3 4 5 6 7 8