сайт, посвященный творчеству писателя

В день лицеиста проводился конкурс стихов, посвященных А.С Пушкину

15.12.2015
19 октября во Всероссийском музее А.С. Пушкина (историческом, известном многим музее-лицее) были награждены несколько детей, победившие в конкурсе «Письмо в стихах». Конкурс был придуман такими организациями как Российская государственная детская библиотека и всероссийская государственная библиотека иностранной литературы, поддержка которым оказана агентством по печати и массовым коммуникациям.

В Биробиджане прошла II Межрегиональная конференция «Библиотеки регионов дальнего Востока»

11.12.2015
13-14 октября в одном из главных культурных центров Биробиджана, в Универсальной научной библиотеке Шолом-Алейхема, прошла конференция, посвященная языкам Дальневосточного региона. Мероприятие было приурочено к культовому Году литературы и юбилейному 20-летию библиотечной ассоциации РФ.

В Москве открывается экспозиция старинных пишущих машинок

09.12.2015
С декабря и до февраля 2016 года в столице России будет действовать выставка пишущих машинок. Можно будет увидеть самый первый писательский агрегат и тот, которым пользовались в конце 20 века. Известные пишущие машинки, на которых работали Лев Толстой, Солженицын, Пастернак, Бродский, Зощенко украсят галерею, ее создатели обещают осветить исторический экспонат со всех его сторон.
http://art-prima-materia.com/ купить гранит в алматы. Кафель и керамогранит в алматы.
Эрих Мария Ремарк

Книги → Возлюби ближнего своего → 7

– Хорошо, – ответил Штайнер. – «Миколаш»?

– Нет, никакого венгерского. Давай начнем с доброй сливянки.

Штайнер принес бутылку и рюмки.

– Выпей и ты, – предложил столяр.

– Только не сегодня. Сегодня я или совсем больше не пью, или должен напиться вдрызг.

– Ну, тогда напивайся. – Столяр потер свой огурец. – Я тоже напьюсь! Представь себе – третья дочь! Приходит сегодня утром акушерка и говорит: «Поздравляю, господин Блау, третья дочурка, здоровенькая». А я-то был уверен, что у меня будет парнишка! Три девчонки – и ни одного парня. Разве от этого не спятишь, Иоганн? Ты же человек, ты должен это понять!

– Ну, еще бы! – ответил Штайнер. – Давай будем пить из стаканов.

Столяр ударил кулаком по столу.

– Черт бы побрал все это!.. Да, ты прав. Конечно! Стаканы – это хорошая мысль! И как только я сам до этого не додумался.

Они взяли стаканы и пили целый час. В голове у столяра все перепуталось, и он стал жаловаться на то, что жена родила ему трех сыновей. Он с трудом расплатился и, качаясь, вышел со своими собутыльниками на улицу.

Штайнер убрал помещение. Он налил себе еще полный стакан сливянки и выпил.

В голове шумело. Он уселся за стол и, уставясь в одну точку, стал о чем-то размышлять. Потом поднялся и отправился в свою каморку. Там он начал рыться в вещах, нашел фотографию жены и долго смотрел на нее. За все это время он ничего о ней не слышал. Он никогда ей не писал, подозревая, что почту проверяют. И он думал, что она возбудила против него дело о разводе.

– Черт возьми! – Он поднялся. – Может, она давно забыла меня и живет с другим! – Он рывком разорвал фотографию. – Я тоже должен выбраться. Иначе это меня доконает. Я же одинокий мужчина, я – Иоганн Губер, а не Штайнер, все! Точка.

Он выпил еще стакан, затем закрыл дверь и вышел на улицу. Вблизи окружной дороги с ним заговорила девица.

– Пойдешь со мной, дорогой?

– Да.

Они пошли рядом. Девица искоса испытующе посматривала на Штайнера.

– Ты даже не взглянул на меня!

– Взглянул, – ответил Штайнер, не поднимая головы.

– А я думаю, что нет. Я тебе нравлюсь?

– Да, ты мне нравишься.

– Что-то уж очень быстро…

Она взяла его под руку.

– А сколько ты мне заплатишь, дорогой?

– Не знаю. А сколько ты хочешь?

– Ты останешься на всю ночь?

– Нет.

– Что ты скажешь насчет двадцати шиллингов?

– Десять. Я кельнер и зарабатываю немного.

– Ты не похож на кельнера.

– Есть люди, не похожие на президентов, а государством они управляют.

Девица рассмеялась.

– А ты веселый. Я люблю веселых. Ну, ладно, десять. У меня хорошая комната. Вот увидишь, я принесу тебе счастье.

– Правда? – удивился Штайнер.

В комнате, малюсенькой каморке, обитой красным плюшем, везде стояли безделушки; столы и стулья были закрыты чехлами. На софе сидел целый ряд плюшевых медвежат, карнавальных кукол и матерчатых обезьянок. Над софой висела увеличенная фотография фельдфебеля в полной форме, с выпученными глазами и пышными усами.

– Это твой муж? – спросил Штайнер.

– Нет. Это муж моей старшей сестры, вечная ему память…

– Она, наверное, рада, что избавилась от него, правда?

– Попал пальцем в небо! – Девушка вытянула блузку из-под юбки. – Она до сих пор оплакивает его, он был очень хороший. Красавец, правда?

– Ну, а почему же она повесила его портрет у тебя?

– У нее есть другое фото. Еще больше и в красках. Конечно, раскрашена только форма, понимаешь? Ну, иди, помоги мне расстегнуть сзади блузку.

Штайнер почувствовал под своими руками упругие плечи. Он не ожидал этого. Во время войны ему приходилось иметь дело с проститутками, и он знал, что они из себя представляли – всегда что-то мягкое и серенькое.

Девушка бросила блузку на софу. У нее была полная и упругая грудь. Она гармонировала с развитыми плечами и шеей.

– Садись, дорогой, – сказала она. – Садись поудобнее. Кельнеры и мы всегда на ногах.

Она сняла юбку.

– Черт возьми! – пробормотал Штайнер, – а ты красива!

← предыдущая следующая →

Страницы раздела: 1 2 3 4 5 6 7 8 9