сайт, посвященный творчеству писателя

renault raktu gamyba

raktai-automobiliams.lt

плавленый периклазовый порошок пппл

ecoleiv.ru

В день лицеиста проводился конкурс стихов, посвященных А.С Пушкину

15.12.2015
19 октября во Всероссийском музее А.С. Пушкина (историческом, известном многим музее-лицее) были награждены несколько детей, победившие в конкурсе «Письмо в стихах». Конкурс был придуман такими организациями как Российская государственная детская библиотека и всероссийская государственная библиотека иностранной литературы, поддержка которым оказана агентством по печати и массовым коммуникациям.

В Биробиджане прошла II Межрегиональная конференция «Библиотеки регионов дальнего Востока»

11.12.2015
13-14 октября в одном из главных культурных центров Биробиджана, в Универсальной научной библиотеке Шолом-Алейхема, прошла конференция, посвященная языкам Дальневосточного региона. Мероприятие было приурочено к культовому Году литературы и юбилейному 20-летию библиотечной ассоциации РФ.

В Москве открывается экспозиция старинных пишущих машинок

09.12.2015
С декабря и до февраля 2016 года в столице России будет действовать выставка пишущих машинок. Можно будет увидеть самый первый писательский агрегат и тот, которым пользовались в конце 20 века. Известные пишущие машинки, на которых работали Лев Толстой, Солженицын, Пастернак, Бродский, Зощенко украсят галерею, ее создатели обещают осветить исторический экспонат со всех его сторон.
Эрих Мария Ремарк

Книги → Возлюби ближнего своего → 9

Напоследок они переехали стонущего старца и, наконец, выскочили на дневной свет; вагончик остановился. Они вышли. Рут провела рукой по глазам.

– Как хорошо все теперь! – сказала она и улыбнулась. – Свет, воздух. Можно дышать и ходить.

– Ты была когда-нибудь в блошином цирке? – спросил Керн.

– Нет.

– Тогда пойдем!

– Сервус, Чарли! – приветствовала Керна дама у входа. – Сегодня выходной? Входите! У нас как раз выступает Александр II…

Александр II была крупная, красноватая блоха; сегодня она в первый раз выступала самостоятельно. Укротитель очень нервничал. До сих пор Александр II выступал только в упряжке, передней левой, и обладал необузданным, изменчивым темпераментом. Публика – считая Керна и Рут, там было пять человек – напряженно наблюдала за ним.

Но Александр II работал безупречно. Он бегал, как рысак, взбирался на трапецию и качался на ней, и даже свой коронный номер – он должен был пройти по штанге, сохранив равновесие, – он выполнил, ни разу не скосив глаза в сторону.

– Браво, Альфонс! – Керн пожал довольному укротителю руку, исколотую иголками.

– Спасибо. А вам понравилось, фрейлейн?

– Это было чудесно. – Рут тоже пожала ему руку. – Я только не понимаю, как вы достигаете этого?

– Очень просто. Тренировкой. И терпением. Однажды кто-то сказал, что можно дрессировать даже камни, хватило бы терпения. – Укротитель смотрел на них лукавыми глазами. – Ты знаешь, Чарли, с Александром II мне пришлось сделать один трюк. Перед представлением я заставил скотину полчаса таскать пушку. Тяжелую мортиру. Он устал. А усталость делает всех уступчивыми.

– Пушку? – переспросила Рут. – Теперь и у блох есть пушки?

– Даже тяжелая полевая артиллерия. – Укротитель позволил Александру II в награду укусить себя тихонько в ладонь. – Это сейчас – самое популярное, фрейлейн. А популярность приносит деньги.

– Во всяком случае, они не стреляют друг в друга, – сказал Керн. – И не истребляют себе подобных, в этом они разумнее нас.

Они отправились к аттракциону «Автотрек».

– Привет, Пеперль! – завыл сквозь металлический гул мужчина у входа. – Возьмите седьмой номер. Он хорошо идет.

– Ты не начинаешь считать меня бургомистром Вены? – спросил Керн у Рут.

– Я начинаю считать тебя кем-то более значительным. Владельцем Пратера.

Они помчались, сталкиваясь с другими, и вскоре очутились в самой гуще автомобильчиков. Керн засмеялся и выпустил руль. Рут, нахмурив брови, с серьезным видом пыталась править дальше. Но, в конце концов, она бросила это, смущенно повернулась к Керну и улыбнулась удивительной улыбкой, которая озарила ее лицо и сделала его мягким и детским. Внезапно все исчезло, даже густые брови, остались лишь красные полные губы.

Они совершили еще круг, обойдя полдюжины аттракционов и увеселительных заведений, начиная от морских львов-счетоводов и кончая индийским предсказателем, и нигде им не нужно было платить.

– Видишь, – с гордостью сказал Керн, – хотя они и путают мое имя, но мы везде имеем свободный вход. Это – высшая форма популярности.

– А на большое колесо нас тоже пустят бесплатно? – спросила Рут.

– Конечно. Как артистов директора Поцлоха. Даже с особыми почестями. Ну, пошли прямо туда!

– Сервус, Шани! – приветствовал его мужчина у кассы. – С невестой?

Керн покраснел, кивнул и не отважился взглянуть на Рут.

Мужчина взял из стопки, которая лежала перед ним, две пестрых почтовых открытки с изображением большого колеса на фоне Вены.

– На память, фрейлейн.

– Благодарю вас!

Они залезли в вагончик и сели у окна.

– Ты прости меня за невесту, – произнес Керн. – Иначе мне пришлось бы ему слишком долго объяснять.

– Зато нам оказаны особые почести: эти почтовые открытки. Только мы оба не знаем, кому их послать.

– Да, – ответил Керн. – Те, кого я знаю, не имеют адреса.

Кабинка медленно ползла вверх, и под ними раскрывалась постепенно, словно огромный веер, Вена. Сначала – Пратер со светлыми полосками освещенных аллей, которые, словно сдвоенные нити, повисли на темных верхушках деревьев; затем, будто огромное украшение из изумрудов и рубинов, – пестрый блеск балаганов и наконец залитый огнями, необъятно большой – весь город, за которым курились узкие темные ленточки заводских дымов.

← предыдущая следующая →

Страницы раздела: 1 2 3 4 5 6 7